Впрочем, проволока

Перед соревнованием молот взвешивают и обмеряют. А кроме того, проверяют на динамометре, насколько удлиняется проволочная тяга под нагрузкой. История этого измерения такова. Известный американский метатель Г. Конноли в конце пятидесятых годов применил новую техннку метания- он стал делать лишний оборот в круге — четвертый. Максимальную скорость спортсмен развивал во время третьего оборота, и многим четвертый виток казался излишним. Но молот Конноли летел дальше, чем у других. Разгадка оказалась простой: в то время удлинение тяги не замеряли, а с каждым витком пружинящая стальная проволока растягивалась все сильнее и сильнее. При этом увеличивался радиус вращения, и стартовая скорость молота возрастала. Единственный способ поставить всех метателей в равные условия — применять проволоку, которая мало растягивается.

Впрочем, проволока может не только ускорить полет снаряда. Во время его вращения тяга закручивается помимо воли метателя. А на это расходуется часть его энергии. Чтобы атлет не тратил энергию на совершенно бесполезное закручивание проволоки, ее соединяют с ядром через подшипник.

Долгий путь прошел кузнечный молот с деревянной рукояткой и железной головкой, прежде чем стал спортивным снарядом. Вероятно путь этот еще не окончен — если будут сняты нынешние запреты, в распоряжении конструкторов окажется немало элементов периодической системы. А так как ученые не столь консервативны, как спортивные законодатели, можно предположить, что к тому времени выбор элементов будет богаче…

А попытки создать «сверхтяжелый» молот- конечно, были.

А потом ртутный молот запретили. Новые правила, появившиеся несколько лет назад, не разрешали заполнять скорлупу жидкостью. Дело в том, что полностью залить шар нельзя, и при броске жидкость может переливаться. Центр тяжести переместится, и совершенно случайно одни спортсмены окажутся в лучших условиях, чем их соперники. Этот довод, вероятно, вполне разумен. Но одновременно Международная легкоатлетическая федерация ввела еще один запрет: диаметр шара не должен быть меньше ста миллиметров Это означало, что металлы тяжелее ртути нельзя было использовать — ядро молота получилось бы слишком маленьким.

В послевоенные годы конструкторы пытались сделать ядро из вольфрама (его удельный вес— 19,3, а ртути— 13,6). Но в то время изготовить вольфрамовый молот не удалось: и металла было мало, и технология порошковой металлургии, необходимая для создания вольфрамового снаряда, была слишком слож^ ной. Теперь же, когда такой молот мог бы появиться, его заранее запретили!

Разумно ли это? Запретители утверждают, что вольфрамовые молоты доступны не всем странам; что вслед за вольфрамом в дело могут пойти платина, иридий, осмий. А спорт—это соревнование не инженеров и металлургов, а самих спортсменов. Что ж, в развивающихся странах не обязательно делать свои собственные молоты (кстати, во всех странах играют в футбол, но везде ли делают футбольные мячи?). А если люди когда-нибудь смогут позволить себе метать платиновые молоты, да к тому же чуть дальше, чем стальные, то — да здравствует платиновый молот! И если стабильные элементы с порядковым номером далеко за сто будут со временем получены, да к тому же в достаточном количестве, то нет ничего предосудительного в том, что из них наряду с другими вещами сделают и спортивные молоты.

А пока приходится искать компромисс. К латуни возврата нет, ртуть и вольфрам запрещены. И молоты, подобные ртутным, делают из свинца, заливая расплавленный металл в стальную оболочку.

Диаметр шара уменьшился

Ртутный молот предложили в 1947 году известные советские конструкторы спортивного снаряжения заслуженные мастера спорта В. М. Абалаков и Я. Г. Аркин. Разумеется, оболочка ядра была твердой, стальной; внутри же была ртуть—металл, который в полтора с лишним раза тяжелее латуни. Естественно, конструкторы стремились сделать стенку шара потоньше, чтобы вогнать внутрь как можно больше ртути. Но их ограничивали два обстоятельства. Первое — техника безопасности: представляете себе лужицу ртути на поле стадиона! А второе обстоятельство—высокое поверхностнее натяжение ртути. Она прекрасно смачивает сталь и проникает в мельчайшие, невидимые даже в микроскоп, трещины в металле (рис. 2). Пришлось делать скорлупу из стали высокого качества, вытачивать достаточно толстые стенки, тщательно герметизировать шар.

Диаметр шара уменьшился со ста двадцати до ста пяти миллиметров. Аэродинамический расчет предсказывал, что результаты метателей, которые могли забросить молот на шестьдесят метров, должны возрасти почти на два метра. Вскоре рекордсмен СССР А. Канаки улучшил рекорд страны на полтора метра.

Чем больше будет центробежная сила

Кузнечным ремеслом занимались испокон века люди крепкие. Далеко не все метатели молота кузнецы, но каждый мог стать им. Внушительного вида мужчина весом около ста килограммов входит в огороженный металлической сеткой круг, берет молот за проволочную рукоять и начинает вращаться. Сперва медленно, одним туловищем, не отрывая ног от земли, затем все быстрее и быстрее, уже кружась вместе с молотом. Со стороны кажется, что метатель еле удерживает рвущийся из рук снаряд. Собственно, так оно и есть: на руки спортсмена действует центробежная сила, достигающая трехсот килограммов. Именно поэтому круг для метания огражден с трех сторон металлической сеткой — если центробежная сила разожмет атлету пальцы, зрители не пострадают…

Чем больше будет центробежная сила, тем дальше улетит молот Эта сила зависит от массы снаряда, а она строго ограничена правилами: не более шестнадцати английских фунтов (по-нашему — 7 кг 257 г). Но центробежная сила зависит еще от радиуса вращения — расстояния между рукояткой и центром тяжести молота. Общая длина молота тоже ограничена правилами, но центр тяжести можно сместить! Для этого достаточно сделать ядро из плотного, тяжелого материала, тогда размер его уменьшится и проволоку можно будет немного удлинить,не выходя за рамки правил (рис. 1). К го-му же, если ядро будет небольшим, уменьшится и сопротивление воздуха.

В начале нашего столетия молоты для метания делали из чугуна. В двадцатые годы чугун заменили более тяжелой латунью. Конечно, хорошо бы взять свинец — будь он немного потзерже. При ударе о землю свинцовое ядро расплющится, а у бесформенного куска металла аэродинамические свойства невысоки.

Сведения эти почерпнуты

Самому древнему каменном молоту, который археологи нашли в Месопотамии, шесть тысяч лег. Форму, которая сохранилась до наших дней, молоты приобрели в бронзовом веке.

Сведения эти почерпнуты из статьи «Молот» в Большой Советской Энциклопедии. Но спортивный молот, ради которого была раскрыта энциклопедия, в статье не упоминался. Это объяснимо — «ручной инструмент, применяемый для нанесения ударов при ковке металлов», оказал большее влияние на развитие цивилизации, нежели спортивный снаряд Однако недолгая история легкоатлетического молота достаточно интересна. За несколько сотен лет своего существования он изменился значительно больше, чем кувалда или слесарный молоток.

Метание молота было некогда профессиональным соревнованием кузнецов. И метали они самый обычный молот — тот самый, который «для нанесения ударов»…

Хороший мастер выбирает инструмент по руке. У одного кузнеца молот был тяжелее, у другого — легче. Средневековые метатели пытались следовать важнейшему спортивному принципу: равенство условий для всех соревнующихся Молот для соревнований унифицировался и все меньше походил на орудие труда. К началу нашего века он принял знакомый любителям легкой атлетики вид: металлическое ядро на тонкой гибкой проволоке — тяге. От свое-
го предшественника молот унаследовал лишь название.

ЧТО ЖЕ МЫ ВЫИГРАЛИ?

Для того чтобы встретить атаку аллергенов аллергической реакцией, живой организм должен быть достаточно совершенным. Он должен иметь высокоразвитую нервную систему, точную регулировку кровообращения, тканевое дыхание с усиленным поглощением кислорода, слаженно работающую эндокринную систему, — словом, все те качества, которыми природа после длительного естественного отбора наградила только теплокровных животных. Ни рыбы, ни змеи, и крокодилы не способны испытывать ал-
лергию и остаются равнодушными к обилию аллергенов на земле. Что же такое аллергия — несчастье или приобретение?

Научный мир разделился в этом вопросе на два лагеря. «Аллергия полезна и связана с защитными свойствами организма», — говорят одни ученые, сближая ее с иммунитетом, главным орудием которого также являются антитела. «Но может ли идти речь о защите, если от аллергического приступа можно умереть?» — возражают другие. «Да, конечно, иной раз аллергическая реакция приводит к гибели, но ведь здесь происходит смертельная схватка с аллергеном, а на войне — как на войне»…

Полезна для человечества аллергия или вредна, пока еще не выяснено, да и в сущности вряд ли это так уж важно. Но все исследователи единодушны в одном: изучение аллергии очень нужно биологии и медицине. Еще в 1936 году академик А. А. Богомолец предсказывал, что аллергия неминуемо выйдет из рамок собственно иммунологии и внедрится в другие области науки. Гениальное предсказание! Аллергия—неотъемлемое свойство живой протоплазмы, и ее изучение еще приведет к большим открытиям.

Без знания аллергии нельзя понять

Аллергические реакции замедленного типа лежат в основе некоторых болезней и играют важную роль во многих биологических явлениях. Среди них на первое место выдвигается животрепещущая проблема пересадки органов. Со всех концов земного шара поступают сейчас вести о пересадке сердца; уже несколько лет хирурги с той или иной степенью удачи пересаживают почку; разработаны методы пересадки печени, поджелудочной железы и даже мозга. Хирургическая техника уже достигла должного совершенства, и практически сейчас можно пересадить любой орган, но организм реципиента неизменно отторгает «чужое». Механизм этого явления очень сложен, но в делом он происходит по законам аллергии: чужеродная ткань (этот огромный «склад» аллергенов) встречает решительный отпор со стороны организма.

Без знания аллергии нельзя понять (а следовательно, и правильно лечить) многие болезни. В течении туберкулеза, например, настолько ярко проявляются аллергические синдромы, что эта болезнь могла бы служить естественной моделью для изучения аллергии. Это можно было бы отнести и к ревматизму: каждая из его частых атак представляет собой очередной выход ал^ лергенов в кровь больного. В развитии многих инфекций — сепсиса, сапа, туляремии, бруцеллеза, дизентерии — заметны аллергические яьления, а микробу-возбудителю отводится скромная роль «пускового механизма».

БЫСТРЫЙ УДАР —МЕДЛЕННЫЙ ОТВЕТ

Есть и другая форма аллергии — реакция замедленного типа. Название это также связано с кожными явлениями при повторной встрече с аллергеном. Как правило, в этом случае через 6 и более часов на коже появляются краснота и припухлость. Интенсивность этих явлений нарастает через 1—2 суток, а иногда воспаление сохраняется целую неделю. Общий же ответ организма при этом лишен бурных черт, характеризующих реакцию немедленного типа. Война с аллергенами в этом случае скрытая и идет где-то в глубине тканей, клетки которых и принимают на себя натиск аллергенов. При этом виде аллергии антитела в кровь не поступают (есть предположение, что могут существовать особые тканевые антитела), а гистамин, ацетилхолин и другие химические вещества бездействуют. Предполагают, правда, что на арену выступает какой-то другой, особый медиатор (вещество, передающее возбуждение), но какой именно и существует ли он на самом деле, пока еще неизвестно. Во всяком случае, и при этой форме аллергии происходят глубокие изменения в обмене веществ, в химическом составе внутренней среды организма, и в аллергический процесс вовлекаются, как правило, буквально все клетки тела.

Этот вид аллергии тоже может переноситься от человека к человеку или от животного к животному, но не простым переливанием крови, как реакция немедленного типа. Заразить «замедленной аллергией» можно, только если взять лейкоциты крови или внутрибрюшинной жидкости аллергизированного животного и ввести их другому животному.

Точно так же вместе со своей кровью

У аллергической реакции немедленного типа есть еще одно важное свойство: ею можно «заразить». Об одном таком случае мы уже рассказали в самом начале нашей статьи.

Точно так же вместе со своей кровью донор может «одарить» человека сенной лихорадкой, сезонным (в период цветения трав) насморком, астмой или, что бывает совсем уж обидно, непереносимостью и отвращением к землянике: в ней всегда содержится очень много сильнодействующих аллергенов.

Возможен и такой вариант, когда «аллергический заряд» от человека к человеку переносится не антителами, а самими аллергенами. Например, один больной испытывал повышенную чувствительность к рыбьей чешуе. Однажды ему потребовалось сделать переливание крови. И надо же было произойти такому совпадению, что перед дачей крови донор полакомился порцией устриц!

Давно уже выработанные в организме больного антитела против рыбьей чешуи «схватились» с устричными аллергенами, и в результате у больного разыгрался тяжелый приступ астмы.

Кожа, в изобилии

По существу, в аллергический процесс вовлекается весь организм. Но это не исключает существования особых «шоковых» органов и тканей. Это, в первую очередь, кровеносная система и кожа. В стенках кровеносных сосудов происходит перерождение мышц и нарушение их целостности. С другой стороны, аллергены вызывают патологический рефлекс, в результате чего падает кровяное давление и происходит паралич сосудодвигательных нервов. Кровеносные сосуды расслабляются, стенки их становятся легко проницаемыми, жидкая часть крови стремительно покидает кровяное русло и пропитывает окружающие ткани.

Кожа, в изобилии пронизанная кровеносными капиллярами, и служит своеобразным «экраном», на котором проявляются последствия встречи аллергена и антитела. Вот почему частые спутники аллергии — отеки, уродующие кожу людей волдырями, нарывами, кровавыми пятнами. Возникают они почти мгновенно — всего за несколько минут. Отсюда и название этого явления — аллергическая реакция немедленного типа. Иногда она развивается столь бурно, что приводит к тяжкому осложнению — анафилактическому шоку. Его симптомы одинаковы у всех теплокровных животных: понижение температуры тела и кровяного давления, замедление свертываемости крови и повышение проницаемости капилляров, нарушение водного обмена, резкое увеличение содержания в крови остаточного азота. Это опаснейшее, зачастую смертельное, осложнение аллергии. Но вот что замечательно: такая бурная реакция (если, конечно, дело не обернется трагически) может так же быстро привести к исцелению от аллергии. Антитела окружают буквально каждый аллерген, нейтрализуют его — и приходит выздоровление. Правда, это вовсе не означает, что такой больной может навсегда забыть про аллергию, но на время от вредного действия определенной группы аллергенов, скажем аллергенов цветочной пы аьцы, он освобожден.

Thanks: